Навигация
» Главная
»» Начало Руси
»» Русь в XI - XII веке
»» Русь в XIII - XV веках
»» Россия в XVI веке
»» Россия в XVII веке
»» Рефераты
»» Курс русской истории
»» История государства Российского
»» ИСТОРИЯ РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН
»» История Руси и русского Слова
»» История России до начала XXв.
партнёры
»» 
Голосование
Сколько Вам лет?

Меньше 10
11-14
15-18
19-27
27-46
47-60
Больше 60


РУССКОЕ ОБЩЕСТВО В XI В.

Русь в XI - XII веке
 
РУССКОЕ ОБЩЕСТВО В XI В.



Города. Города у восточных славян зародились задолго до возникновения единого государства. Но поначалу это были либо центры племенных княжений, либо места, где стояли языческие боги и находились языческие капища. Уже в это время некоторые города превращались в центры оживленного торгового обмена и ремесленного производства, в укрепленные “детинцы.” (замки), стоящие в неприступных для врагов местах на высоких горах, на речных кручах, куда население близлежащей округи сбегалось в случае нашествия врагов.

По мере развития хозяйственной жизни на Руси, совершенствования ремесла, сельского хозяйства, торговли, по мере создания единого государства и затухания прежних родоплеменных порядков городская жизнь стала заметно меняться. Зачахли прежние городки, где жила племенная знать. Так случилось с центром древлянских земель городом Искоростенем, который во времена Игоря и Ольги соперничал с Киевом. С принятием христианства многие священные языческие места оказались в запустении, а люди, селившиеся вокруг них и обслуживавшие потребности волхвов и верующих, разбрелись по другим краям. Зато набирали силу города, которые стояли на оживленных торговых путях, где оседали купцы, куда тянулись ремесленники, стремящиеся выгодно продать свои изделия.

Однако наибольшую экономическую мощь, богатство, известность приобрели города, которые сочетали в себе целый комплекс наиболее важных городских черт. Они были политическими и административными центрами. Одновременно они росли и расширялись как торговые и ремесленные центры. Здесь же сосредоточивалась религиозная жизнь, стояли наиболее важные храмы княжества, жили и исправляли христианские службы митрополит и епископы, стояли крупные монастыри.

В то же время эти города, как правило, занимали весьма выгодные военно-стратегические позиции и являлись неприступными твердынями. Такие города были и центрами культуры. В них расцветало искусство, создавались летописи, организовывались библиотеки. Причем все эти черты возникали в зародыше с самого начала формирования крупных городов Руси и определяли городскую жизнь.

Точно так же возникали известные города Западной Европы. Однако там развитие городской жизни определялось еще одной весьма важной чертой, которой не знала Русь. Многие западные города возникали на месте старых римских городских поселений или римских крепостей. Таким центром римского владычества в Британии был, например, Лондон. В таких центрах сосредоточивалось наиболее подготовленное в хозяйственном отношении население, наиболее грамотные люди, военные, юристы. С переходом этих римских городских центров под власть варваров их экономический и культурный потенциал был поставлен на службу новым властям. И хотя варвары в ходе завоеваний, грабежей, разрушений значительно затормозили городскую жизнь, все же со временем эта жизнь вошла в плоть и кровь наиболее крупных западных городских центров — таких, как Лондон в Англии, Кельн в Германии, Арль, Марсель во Франции и, конечно, многие города на территории Италии, включая последнюю столицу Римской империи Равенну, да и сам “вечный город” Рим.

Русь не имела этого наследства и питалась в основном лишь собственными силами, что во многом замедляло русскую городскую жизнь по сравнению с ведущими странами Запада. Но все же города на Руси возникли ранее, чем в ряде стран Европы, скажем, в Венгрии, Польше, в Скандинавии (Швеции и Норвегии).

IX в., время складывания государства на Руси, стал и рубежом появления всех наиболее крупных древнерусских городов. В Х — начале XI в. на Руси насчитывалось уже около 30 крупных городских центров с укрепленными “детинцами”, кремлями, площадь которых была свыше 2,5 га. В середине XI — первой половине XII в. таких городов было уже 42, а к середине XIII в.— 62 города.

Среди них выделялись те центры, которые обладали всеми характерными чертами городской жизни. К ним относились Киев, Чернигов, Смоленск, Полоцк, Новгород, Суздаль, Ростов, Ладога, Любеч, Переяславль, Перемышль и др. Они сложились как крупные городские центры в Х — XI вв. Все они были обнесены мощными стенами, имели сложную систему укреплений, являлись княжескими резиденциями. Сюда свозились дани, военные контрибуции. Здесь князь творил “суд и расправу”, здесь собирались судебные и торговые пошлины.

Торговля. Значительную часть жителей городов составляло купечество — от богатых купцов, ведущих иноземную торговлю, так называемых “.гостей”, до мелких торговцев-разносчиков. В городах зарождались купеческие объединения, имевшие свои уставы, свои общие денежные фонды, из^ которых оказывалась помощь купцам, попавшим в беду.

В Киеве, Новгороде, Чернигове, других крупных городах Руси находились дворы иноземных купцов. Существовали целые районы, где жили торговцы из Хазарии, Польши, Скандинавских стран. Большую общину составляли купцы и ростовщики евреи и армяне, в руках которых был значительный торговый и ростовщический капитал. Еврейское купечество, пользуясь своими

постоянными контактами с единоверцами в других странах, связывало русские торговые центры не только с ближними, но и с отдаленными частями Европы, включая Англию и Испанию. Армянские купцы осуществляли торговые связи Руси со странами . Кавказа и Передней Азии. Немало в русских городах было S и торговцев из Волжской Булгарии, стран Востока — Персии, Хорезма и др. И русские купцы были желанными гостями на рынках Константинополя и Кракова, Регенсбурга и Будапешта, в Скандинавии, Прибалтике и в немецких землях. В КонсГантино-поле существовало русское подворье, где постоянно останавливались торговцы из Руси.

По многим большим и малым городам Руси шумели торги. По широким степным шляхам, по тенистым лесным дорогам, в зимнюю стужу — по ледяной глади замерзших рек к крепостным воротам русских городов тянулись нескончаемые купеческие караваны. В Новгород, вокруг которого было мало плодородных земель, шли возы с зерном; из Волыни по всем русским городам везли соль. С севера на юг шла рыба всех видов. Из Киева, Новгорода и других больших городов коробейники развозили по весям и градам изделия искусных ремесленников. В окрестные страны русские “гости” везли воск, скору (пушнину), льняное полотно, разные поделки из серебра, знаменитые русские кольчуги, кожи, пряслица, замки, бронзовые зеркальца, изделия из кости. Нередко купцы гнали на продажу и челядь — захваченных дружинами во время военных походов пленников, которые высоко ценились на невольничьих рынках.

На Русь же отовсюду иноземные купцы везли свои товары — из Византии дорогие ткани, оружие, церковную утварь, драгоценные камни, золотые и серебряные вещи и украшения, из стран Кавказа, Персии, Прикаспия — благовония и пряности, бисер, который так ценили русские женщины, и вино, из Фландрии — тонкие сукна. Из прирейнских городов, венгерских, чешских, польских земель шли металлические вещи, оружие, вина, кони. Большие мыта (пошлины) собирали с этой разнообразной торговли киевские и местные князья. В торговых делах участвовали и представители княжеских домов: они либо поверяли свои товары купцам, либо имели своих торговых представителей в многочисленных торговых караванах, которые под усиленной охраной шли из русских земель во все концы света.

Каждый город был к тому же центром торговли всей близлежащей округи. К нему тянулись ремесленники из окрестных городов и смерды из сельской местности, чтобы продать плоды своих трудов, купить что-либо необходимое в хозяйстве.

На рынках Руси звенели различные монеты. Здесь были и собственной чеканки серебряные гривны и куны, и арабские, и византийские, и немецкие монеты. В северной глуши и на степном юге, как и в старину, еще использовали в качестве денежных единиц шкурки ценных зверей, скот.

Храмы, монастыри. Описание древнерусского города было бы неполным, если бы мы не упомянули расположенные там храмы и монастыри. В каждом городе стояли свои главные городские соборы. В Киеве это были сначала Десятинная церковь, а потом храм святой Софии, в Чернигове — храм Спаса, в Новгороде — также по киевскому образцу — рано умерший старший сын Ярослава Мудрого Владимир построил Софийский собор.

В XI в. в Киеве уже существовали кроме Печерского монастыря Выдубицкий монастырь, принадлежавший княжеской семье, а также женский монастырь. Монастырская жизнь тесно вплеталась в общий городской уклад..

Помимо главных, кафедральных соборов, где церковную службу вели главы местных церковных приходов — архиепископы и епископы, в каждом крупном городе стояли десятки других церквей, которые строились князьями, боярами, богатыми купцами, а то и ремесленниками на собственные деньги. У богатых людей близ собственных хором или внутри этих хором нередко были свои домовые церкви, где молились лишь члены семьи и слуги.

Армия. Прошли те времена, когда против врага поднималось все племенное население или когда князья вели с собой в далекие походы десятки тысяч своих соплеменников, ставя под свои боевые стяги значительную часть мужского населения различных племенных княжений. На долю этих временных боевых формирований приходилась часть военной добычи и ежегодной дани, уплачиваемой побежденным врагом. На их долю приходились и тяжкие поражения и тысячи смертей, обескровливающие развивающуюся страну.

С созданием сильного и относительно единого государства военное дело оказалось в руках профессиональных воинов, для которых война стала смыслом жизни. Эти профессиональные воины служили князю и находились на его содержании. Для старшей дружины это была раздача “кормлений”, позднее земель, для младшей — содержание на довольстве, выплата денег, части добычи и т.д.

Дружина отныне становилась ядром армии, наиболее сильной и хорошо вооруженной частью княжеского войска. У киевского великого князя дружина насчитывала от 500 до 800 человек. Эти воины передвигались либо на конях по суше, либо в быстрых и легких ладьях по рекам и морям. Вооружены они были мечами, копьями, саблями. Щиты, брони, кольчуги защищали их тела, а “шишаки” — изящные остроконечные шлемы — закрывали голову. Каждая дружина дралась рядом со своим князем, и князь или боярин сам руководил во время боя своей дружиной.

Но дружина была лишь частью русского войска. Другой его частью был “полк”, простые “вой” — смерды и ремесленники. Великий князь и другие князья привлекали их к военной деятельности либо тогда, когда государству, всему населению грозила смертельная опасность, как это бывало во время страшных

набегов печенегов, а позднее половцев, либо тогда, когда вся Русь поднималась на большой поход, как это было во время войн с Византией, Польшей, Хазарией. В этом случае горожане приходили в “полк”, где они делились на десятки и сотни во главе со своими десятскими и сотскими. Сельские жители являлись в “полк” во главе со своими старостами и тоже затем делились на десятки и сотни. Всем “полком” командовал тысяцкий. “Вой” были вооружены попроще. За их спинами висели луки, а на боку— колчаны со стрелами, в руках были копья либо тяжелые боевые топоры, у каждого на поясе был нож на случай тесных рукопашных схваток. Броней “вой” не носили. Они были слишком дороги. Кольчуги здесь были тоже в редкость. Зато щиты имелись в руках у каждого.

! Войско выступало в поход под княжескими знаменами. Трубачи трубили поход. Впереди ехал князь, за ним гарцевала дружина, далее шли пешие “вой”. Следом тянулся обоз, в котором находилось вооружение воинов и съестные припасы. Незадолго до битвы воины разбирали оружие, готовили его к бою.

Сражения нередко начинались с поединка богатырей, которых выставляла каждая сторона. Успех своего богатыря исторгал из уст войска восторженный крик, и воодушевленные воины бросались в атаку. Перед битвой с касогами тмутараканский князь Мстислав сам выехал на поединок с касожским князем — богатырем Редедей. Противники договорились не биться с оружием, но бороться. Во время поединка русский князь стал изнемогать под натиском силача Редеди, но в критический момент, как рассказывает летопись, обратился к помощи Богородицы и поклялся в случае победы поставить в ее честь храм в Тмутаракани. Мстислав собрал все силы, приподнял Редедю и ударил его о землю, а затем вынул нож и зарезал врага. Затем русичи победили касогов, а Мстислав выполнил обет и поставил в Тмутаракани новый храм.

Во время боя все русское войско, как правило, разделялось на “чело” — центр, где находились самые надежные воины, могущие выдержать удары вражеской конницы. Сюда ставились пешие воины, вооруженные щитами, копьями и топорами. На правом и левом “крыльях” располагались конные воины, княжеская дружина. Задача “крыльев” заключалась в окружении противника и нанесении ему фланговых ударов после того, как “чело” выдержит удар врага.

Нередко поодаль от основного войска вместе с русскими в поход выступали наемные или союзные иноплеменные войска. Здесь шли либо наемные варяги, либо отряды дружественных кочевников — торков, берендеев. Привлекали киевские князья на службу также печенегов, а позднее половцев.

Если русское войско отправлялось на штурм вражеской крепости, то в обозе находились специальные осадные приспособления: тараны (огромные бревна, обитые железом), камнестрелы, приступные лестницы, вежи (передвижные деревянные башни).

Общественные потрясения. Человеческая природа, человеческая жизнь и человеческое общество устроены так, что противоречия между отдельными людьми, между спаянными одними интересами социальными группами и сословиями неизбежны.

Первые крупные общественные схватки на Руси возникли тогда, когда Киев подминал под себя другие племенные княжения. Древлян, вятичей, членов других племен сплачивало желание отстоять свою независимость, и здесь сходились интересы, скажем, древлянского князя Мала и безвестного древлянского смерда. Несколько раз поднимали в Х в. восстание против Киева древляне, вятичи, самостоятельный путь исторического развития искали полочане. Племенной сепаратизм был главным общественным чувством, которое сплачивало людей и поднимало их на борьбу.

К концу XI в. Русь, кажется, более не тревожили племенные или региональные (от слова “регион” — область, часть страны) распри и ничто не нарушало ее внутреннего государственного покоя. Но это было обманчивое впечатление. Угли политического сепаратизма, который уходил еще в прошлую племенную жизнь, тлели постоянно. Это чувствовалось в постоянной угрюмой настороженности вятичей, в особой позиции Полоцка, который десятилетиями вел нескончаемую войну с Киевом, и в извечной оппозиции Новгорода, не забывшего свои былые вольности варяжской поры.

По мере развития общественных отношений на Руси, появления

богатых и бедных, складывания княжеско-боярско-дружинной верхушки, начала ее наступления на земли свободных крестьян племенной сепаратизм отступал в тень. Другие противоречия выходили на первый план.

С конца Х в., со времени введения христианства на Руси появились противоречия между теми, кто был предан старой языческой вере, и носителями идей христианства. Язычество было сильно на севере и северо-востоке страны. Именно на новгородском севере, на вятичском северо-востоке вспыхнули первые пожары неповиновения. Нежелание принять христианство в качестве новой религии шло рука об руку со старыми племенными традициями. Ряд мятежей произошел в связи с введением христианства в Новгородской земле.

В 1024 г. в Суздальской земле был большой голод. Среди населения прошел слух, что богатые люди скрывают хлеб. Народ бросился в их дворы и стал избивать их и разыскивать хлеб. Во главе движения встали волхвы. Так в этом мятеже сплелись мотивы социальные, религиозные и племенные. Потребовалось вмешательство самого киевского князя Ярослава. Он явился в Суздальскую землю с дружиной, похватал и казнил руководителей мятежа—волхвов, утихомирил край.

В 1068 г. от половцев потерпели поражение великий князь |Изяслав, сын Ярослава Мудрого, и его братья Святослав и Всеволод. Княжеская дружина заперлась за киевскими стенами. Именно в это время началось брожение среди горожан. Они требовали у князя оружия и были готовы защитить город. Ремесленно-торговый Подол гудел. Там шло нескончаемое вече. Люди требовали освободить из тюрьмы вероломно захваченного сыновьями Ярослава их соперника полоцкого князя Всеслава, разорившего перед тем Новгород. Народ хотел поставить его во главе войска в борьбе с половцами.

Одновременно раздавались голоса о злоупотреблении княже-

Е'ских воевод и управителей, о притеснении народа, несправедливых поборах. С Подола сотни людей двинулись к княжескому дворцу. Другая часть направилась к тюрьме, где томился полоцкий князь Всеслав.

Близкие к Изяславу люди советовали князю послать воинов к тюрьме и убить Всеслава, но киевский князь колебался. Время было упущено. Народ пошел на приступ дворца. Великий князь, его брат Всеволод бежали. Толпа разгромила и разграбила княжеский дворец. Оттуда было унесено много золотых и серебряных изделий, дорогие меха. Князь Всеслав был освобожден из тюрьмы и возведен восставшим народом на киевский трон. Изяслав бежал в Польшу.

Семь месяцев правил в Киеве Всеслав. К этому времени Святослав черниговский разгромил половцев и обезопасил на время русские границы. Изяслав собрал в Польше большую рать и двинулся на Киев, вместе с ним шли польские отряды. Всеслав с киевлянами выступил настречу. Войска сошлись близ самого Киева. Ночью Всеслав тайно покинул, киевлян и бежал к себе в Полоцк. Оставшееся без вождя войско побежало. Вскоре войско Изяслава было уже около стен Киева. Восставший город открыл ворота великому князю и повинился.

Пламя мятежа, охватившее Киев, распространилось и на другие русские земли. Бунтовали смерды вокруг Киева. Отказывалось платить дань и налоги население в Смоленской земле. Поднялось далекое Белоозеро. Оттуда смятение перекинулось в Ростово-Суздальскую землю, в край вятичей. Мятеж возглавили здесь два волхва, которые призывали простых людей к расправе над имущими. Были разграблены житницы, амбары богатых людей. Вскоре волхвы были схвачены и убиты воеводой Яном Вышатичем.

В Новгороде в 1071 г. начался мятеж, направленный против епископа. И снова волхв встал во главе восставших. На епископском дворе стояла княжеская дружина. Весь остальной город оказался в руках восставших. И только убийство волхва во время переговоров помогло рассеять восставших.

Лишь к 1072 г. на Руси был восстановлен порядок и трое Ярославичей — Изяслав, Святослав и Всеволод предприняли меры по успокоению земли. Был разработан новый свод законов, так как старая Ярославова “Русская Правда” уже не отвечала запросам времени.

“Русская Правда” Ярославичей. Новый свод законов в основном был направлен на защиту собственности состоятельных людей, на установление порядка, который бы исключал на будущее общественные потрясения. Суровые наказания устанавливались за разбой, поджог, убийство, увечья, кражи, нарушение межевых знаков. За убийство княжеских огнищанина и тиуна полагался штраф в 80 гривен, за убийство княжеского старосты — 12 гривен. Штрафы были установлены за покражи собственности, скота, птицы, нарушение бортных владений, запашки чужой земли и т. д.

Особо оговаривались наказания за кражу и укрывательство холопов. Но не надо думать, что новая “Русская Правда” заботилась лишь о власть имущих. В ней были и статьи, защищавшие право на жизнь и собственность любого жителя Руси. Так, за убийство смерда или холопа полагался штраф в 5 гривен. Наказание назначалось не только з.ч убийство княжеского коня (3 гривны), но и за убийство коня смерда (2 гривны). Вводился новый порядок судопроизводства, появился институт свидетелей и свидетельских показаний.

Новый государственный закон отразил не только развитие новых социально-экономических отношений в стране, но и возросший уровень самой русской государственности.

 
 
 
 
 
   
 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 
Пользовалель
Логин:
Пароль:
 

Реклама
Статистика